МИЛЛИОННОМУ ГОРОДУ МИЛЛИОН НОВОСТЕЙ!
Ваш браузер IE устарел и может не корректно отображать функционал сайта.
Просьба, замените его на другой!!!

Главная НОВОСТИ ХРАМОСТРОИТЕЛЬСТВО Обретший душу и голос

Обретший душу и голос

Говорят, что нет ничего прекраснее творенья рук человеческих. Григорий Журавлев писал свои иконы, держа кисть в зубах…

В самом раннем детстве Григорий Журавлев лишился рук и ног (конечности были атрофированы) и грозил стать тяжкой обузой для своей и без того несчастной и бедной семьи. Но уже в 10 лет мальчик начал проявлять интерес к живописи и задумал во что бы то ни стало выучиться писать масляными красками «настоящие образа». В 15 лет Гриша получил несколько уроков, обратившись к одному из известных самарских живописцев. Вернувшись домой, юноша принялся учиться живописи самостоятельно. Верными и постоянными помощниками в этом деле были для него брат и бабушка, взявшие на себя заботу по подготовке красок, чистке кистей…

Через несколько лет кропотливого труда живописец-самоучка стал писать образа настолько «удовлетворительно», что решился подарить несколько своих икон высокопоставленным лицам города Самары. С тех пор слава о калеке-богомазе докатилась и до царствующих особ. Сам Николай Второй назначил пожизненную пенсию Григорию Журавлеву.

А в последней четверти XIX века в селе Утевка при непосредственном участии Журавлева была построена церковь…

Храм во имя Святыя Живоначальныя Троицы начали строить в 1885 году, в царствование благочестивого Государя Императора Александра Александровича. Григория Журавлева пригласили расписывать стены. Для него по его же чертежу были сделаны специальные подмостки, где люлька на блоках могла ходить в разных направлениях. По сырой штукатурке писать надо было очень быстро, в течение одного часа, и Григорий, опасаясь за качество изображения, решил писать по загрунтованному холсту, наклеенному на стены. Около него все время находились брат и еще один помощник, которые его перемещали, подавали и меняли кисти и краски. Человеку, держащему кисть в зубах, мучительно трудно было расписывать купол храма. Старожилы Утевки рассказывали, что Григорию Журавлеву приходилось лежать на спине, на специальном подъемнике на винтах, страдать от усталости и боли. От этой работы на лопатках, крестце и затылке образовывались болезненные кровоточащие язвы.

Работа со стенами была гораздо легче, но все равно требовала постоянного эмоционального и физического напряжения: крошились зубы, скулы сводило настолько, что помощники никак не могли разжать иконописцу челюсти, чтобы вытащить кисть…

Наконец храм был расписан полностью, и на его освящение прибыли сам епархиальный архиерей, самарский губернатор, именитые купцы-благодетели, чиновники губернского правления и духовной консистории. Из окрестных деревень собрался народ. «Когда начальство вошло во храм и оглядело роспись, то все так и ахнули, пораженные красотой изображений, — оставил в своих воспоминаниях запись об этом событии один из уроженцев Утевки. — Здесь в красках сиял весь Ветхий и Новый Завет. Была фреска «Радость праведных о Господе», где праведные, ликуя, входят в Рай, было «Видение Иоанна Лествичника», где грешники с лестницы, возведенной на воздусях от земли к небесам, стремглав валятся в огненное жерло преисподней. Изображение настолько впечатляло, что две купчихи так и покатились со страху на руки своих мужей и без памяти были вытащены на травку. Было здесь и «Всякое дыхание да хвалит Господа», и «О Тебе радуется Обрадованная всякая тварь», где были изображены всякие скоты, всякая тварь поднебесная, дикие звери и красавец павлин, а также само море с гадами и рыбами, играющими в пенистых волнах».

Освящение было торжественное. Пел привезенный из Самары архиерейский хор…

Но недолго прихожанам было суждено воспевать Славу Господу в храме. После Октябрьской революции его постигла участь многих церквей: приход был осквернен и закрыт на «долгия лета». Вот как вспоминает о печальных событиях житель Утевки Владимир Лобачев: «Нашу церковь разрушали долго. Она как бы сопротивлялась людям, потерявшим разум. Связка между кирпичами была намного прочнее самого кирпича. Для того чтобы получить один целый кирпич, три-четыре надо было разбить.

Особенно долго не могли свалить колокольню. Хотели взорвать, но хватило ума этого не делать. Вначале долго горели костры, уничтожавшие деревянные опоры внутри кирпичной кладки. Потом привязали веревки к верхней части колокольни, попытались ее свалить. Я с ужасом ожидал, что мужиков, тянувших веревки, накажет Господь и они провалятся сквозь землю. Но этого не случилось. Колокольня обрушилась в другую сторону. Когда подгорели столбы, она выбросила из себя, как последний выдох, с синеватым облачком, жаркое пламя».

Храм Святой Троицы был заново открыт в сентябре 1989 года на Воздвижение Животворящего Креста, а освящен Архиепископом Самарским и Сызранским в 1991 году, в день памяти Георгия Победоносца.

Настоятель храма протоиерей Анатолий Копач рассказал, что с тех пор пришлось многое пережить: «Представляете, сначала здесь даже окон не было. Все открыто настежь. На престоле коты сидели, а в храме голуби летали. Зимой было настолько холодно, что руки к чаше примерзали».

Годы Советской власти сделали свое черное дело: внутреннее убранство церкви было практически полностью уничтожено. Изморозь и сырость стерли со стен почти всю штукатурку с росписью мастера. «Нам пришлось восстанавливать все по крупицам. Самим, своими силами, благо желающих было предостаточно. Наш храм в округе открылся первым, поэтому помощь исходила от нескольких деревень», — рассказал отец Анатолий.

В церковь начали возвращаться иконы, писанные знаменитым богомазом-самоучкой и хранившиеся все это время у заботливых сельчан. В настоящее время здесь находятся образа Целителя Пантелеймона, Богоматери «Взыскание погибших», Спасителя, Иисуса Христа с предстоящими. О судьбе еще одной, особой иконы сейчас, к сожалению, ничего не известно. В народе ее прозвали «Утевская мадонна». Старожилы рассказывали, что женщина, изображенная на иконе, существовала на самом деле. Каждое воскресенье она приходила в храм по христианскому обычаю с ребенком на руках. И так ее образ запал Григорию Журавлеву в душу, что он решил запечатлеть его. «Я держал эту икону в руках, —

рассказывает отец Анатолий, — видел ее своими глазами. Она принадлежала одной старушке, жившей в нашем селе. Но после кончины бабушки родственники увезли реликвию в Самару. Говорят, даже хотели продать. На этом след иконы затерялся, а жаль. Я думаю, ей все же место здесь, в нашем храме».

С возвращения икон началось возрождение самого храма.

Проект новой колокольни заказали Самарскому архитектурному университету еще в 1997 году, однако строить начали лишь через 6 лет: «Не на что было. А тут случай помог. Построили завод кирпичный недалеко от нас, который впоследствии задолжал нашей администрации. Наличных средств у дирекции завода не оказалось, поэтому пришлось отдавать продукцией производства, кирпичом то есть. Администрации, понятное дело, столько кирпича ни к чему, вот нам и отдали большую часть. И сразу же колокольня выросла, правда, купол маленький получился», — вспоминает отец Анатолий.

Строили всем миром. Помогали техникой и деньгами местные жители. Старые женщины-прихожанки разгружали и подносили кирпич, носили раствор.

В 2005 году были приобретены в Воронеже восемь колоколов, самый большой из которых весит 650 кг. На нем в честь утевского иконописца сделана надпись «Григорий». На колоколе весом в 200 кг надпись гласит, что сия звонница отлита в память всех, кто жертвовал средства на строительство колокольни и изготовление колоколов.

3 апреля 2005 года на Крестопоклонную неделю игумен Самарской епархии Корнелий и отец Анатолий освятили перед подъемом долгожданные колокола. И на праздник Благовещенья, 7 апреля, впервые после восстановления храма Святой Троицы над Утевкой разлился колокольный перезвон. Храм обрел свой голос.

Многие работы по восстановлению святыни уже проведены, сделаны своими силами. Но храм нуждается в работе профессионалов-реставраторов, средств на оплату которой нет. «Сегодня мы вынуждены поддерживать роспись стен в том виде, в котором они есть. Но время неумолимо стирает краски», —

заключает с печалью отец Анатолий.

Между тем Храм Святой Троицы села Утевки Нефтегорского района является памятником архитектуры федерального значения. Беда в том, что он находится в глубинке, а не в столице губернии. И потому нет до него никому дела. Никому, кроме прихожан да паломников.
«Миллионер» №4 (31), октябрь 2013 г.

храм, строительство, Утевка, храмостроительство, строительство храма, Храм Святой Троицы, Григорий Журавлев06.02.2014, 603 просмотра.

Добавить комментарий

Имя
E-mail
Тема
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

АРХИВ ИЗДАНИЙ

АРХИВ ЖУРНАЛА МИЛЛИОНЕР
Яндекс.Метрика