МИЛЛИОННОМУ ГОРОДУ МИЛЛИОН НОВОСТЕЙ!
Ваш браузер IE устарел и может не корректно отображать функционал сайта.
Просьба, замените его на другой!!!

Главная НОВОСТИ ЭКСТРЕМАЛЬНЫЙ ТУРИЗМ Живые чудеса тундры и Тихого океана

Живые чудеса тундры и Тихого океана

Идея очередной экспедиции на Чукотку, на мою «малую Родину», родилась в 2013-м, в Анадыре. На Международном форуме арктических путешественников я познакомился с Владимиром Пуя, чукотским видеодокументалистом, автором уникальных фильмов «изнутри» о чаучу — чукотских оленеводах. Великолепный рассказчик, представитель интеллектуальной элиты, с 15-летним стажем неупотребления алкоголя, он с жаром рассказывал в анадырской гостинице о своих предках, о конергинской тундре, традициях и тяжелейшей жизни кочевников.

Было решено: маршрут пройдет по тундре, где кочевал род Владимира: дед, отец, тоже Владимир. «Пуя», главное имя — переводится как «сажа, черный». Получено в детстве за ситуацию, когда малыш переполз в яранге через потухший костер и перемазался в саже.

Два года подготовки, разработка маршрута, поиск денег. Самолетом Курумоч — Москва, 8 часов Москва — Анадырь, вертолетом Анадырь — чукотский поселок Конергино на берегу залива Креста (Восточная Чукотка, Тихий океан), вездеходом 2-е суток до верховьев реки Чевтукан ( «Чеутакын» — по-чукотски), где стоят яранги 5-й оленеводческой бригады. Здесь — начало сплава. По плану здесь же начинаем снимать фильм. Сюда оленеводы должны пригнать 3-тысячное стадо оленей на праздник «молодого оленя», ритуальный забой оленят. К 14 августа шкуры подросших оленят будут готовы для заготовки их нужного количества на весь год. На одежду, одеяла, полог. Очень важный момент жизни. Цивилизации здесь нет. Олень дает все, является главной опорой для жителя тундры. Поэтому после забоя оленей до утра звучат ярары — бубны, песни, пляски, задабривающие души молодых оленей, и в благодарность важенкам — оленихам, которые обступают яранги, ищут своих оленят, не понимая, куда они исчезли. И еще людям несколько дней придется ртом отсасывать из тугих сосков густое, 30% жирности, оленье молоко. Достанется отсасывать и нам.

Но это впереди, а пока загружаемся в вездеход и сразу за поселком Конергино первая остановка — задабриваем духов тундры. В вырытую руками во мху ямку кладем спички, сухарики, чаинки, выливаем колпачок алкоголя, все, чем пользуемся сами. Это, чтоб добрые духи оберегали нас от злых — «келЕ». Плещем на четыре стороны и Бурхану, духу погоды.

Проводником, осущест-вляющим заброску на вездеходе, у нас Володя. По его совету мы везем оленеводам шикарные подарки — накидки от дождя, ножи, духИ — чукчанкам, генератор-килловатник, бочку бензина. Обеспечен радушный прием, угощение олениной и вяленой рыбой, показательные выступления пастухов с чаутами-арканами.

Двое суток в ревущем вездеходе то трясемся по каменистой тундре, то мягко-вязко ползем по заболоченной. На кочках — семьи «красноголовиков»-подосиновиков, желто-янтарные россыпи спелой морошки, моей любимой ягоды детства, синие поляны голубики и маслянисто-черной шикши, вороники — любимой ягоды бурых медведей. Карликовая, по колено, береза и ива.

Первая ночевка на реке Эргувеем. Выхватываю из кристально-чистой воды два десятка килограммовых хариусов, с удовольствием зачерпываю тут же воду кружкой и пью до отвала…

Чевтукан, цель и основная нитка маршрута, встречает нас завалами засыпающей горбуши по берегам, убегающими при нашем появлении медведями за каждым поворотом. На всем маршруте их нам встретится десятка три.

Низкие снежно-черные быстробегущие облака, штормовой, сбивающий с ног, но попутный ветер, река, забитая идущей против течения полосато-малиновой неркой, «мамаевы» полчища горбуши, уже отнерестившейся и вяло сваливающейся в Тихий океан.

Река доносит наш тримаран до озера Верхний Чевтукан. Именно здесь прошло детство Володи Пуя. На входе в озеро нас встречают стаи арктического ярко-алого гольца. Здесь рай для рыбака. Голец озерный, арктический, Левонидова; нерка, кета, горбуша, кижуч в своем свадебном ярком наряде, наполненные икрой, молоками. С металлоискателем обходим выделяющиеся «круги» — места стоянки яранг. Находим пули американских карабинов калибра еще XIX века, гильзы, детское медное колечко. А за 2 дня, до этого еще на заброске вездеходом, были у кургана в месте исторической битвы между коряками и чукчами. Вечная мерзлота на большой глубине «звенела» от металла и скрывала от нас наконечники копий и стрел, медные пластины кольчуг.

По мере приближения к океану река мелеет, рассыпается на сотни «разбоев». Днями бродим в болотных сапогах, буквально тащим по дну наше судно. Вода в реке становится полусоленой — во время прилива в лагуну, куда впадает Чевтукан, заходит море. Но мы люди опытные, уже давно на ручье, родившемся из прошлогоднего снежника, набрали воды в бочку.

Выходим к Тихому океану. Издалека видим коробки полузаброшенной базы рыбаков. Соскучившись по теплу, ночуем в балке, топим печь, до утра звучит гитара.

Утром на тримаране, прорвавшись через стоячую волну на выходе реки из лагуны, выскакиваем на простор Берингова моря, вдыхаем запах морских водорослей, ну и, конечно же, дальних стран, который ветер принес с собой. Сегодня у нас в программе — ЧУДО!

Потихоньку, с подветренной стороны, подбираемся к лежбищу моржей на галечном острове. Рокот «рырки» (морж, по-чукотски) все громче. Становится нестерпимым терпкий запах. Мы медленно подбираемся к пятитысячному стаду моржей. Очень важно не спугнуть их, ведь тогда тысячи тел, весом с тонну, в страхе ринутся к воде, ломая между камнями клыки, затаптывая малышей-моржат. Хорошо видна иерархия «города». «Передовые отряды» в море, «бруствер» из стариков на краю стада, «детские сады». Молодые самцы бьются клыками в пятидесяти метрах от нас. Зрелище завораживает…

Вечером к нам прибыл на вездеходе Пуя. Собираемся в обратный путь через бригаду оленеводов. Нас там ждут не дождутся с нашими замечательными подарками. Но расслабляться рано. Ночью небо окрасилось желто-голубовато-зелеными переливами северного сияния. Красотища, но это не к добру! Пришел штормовой циклон, река вышла из берегов. И мы, добравшись до оленеводов, через сутки удираем от разбушевавшейся стихии, утопив, но в итоге вытащив вездеход. А я бы еще с удовольствием поглотал дыма от костра в яранге оленеводов, обрезая ножом оленину с костей у самых губ, лопая свежеиспеченные лепешки, бесконечно прихлебывая чай и разговаривая за жизнь с пастухами и хозяйкой яранги.

Август 2015 года.

Заслуженный путешественник России,

кандидат медицинских наук,

врач-психотерапевт

Артур Чубаркин.

Материал перепечатан из журнала «Тольятти город Миллионер»

№3 (3) март 2016 г.

экстремальный туризм, экспедиция на Чукотку, Живые чудеса тундры и Тихого океана, Артур Чубаркин07.04.2016, 535 просмотров.

Добавить комментарий

Имя
E-mail
Тема
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

АРХИВ ИЗДАНИЙ

АРХИВ ЖУРНАЛА МИЛЛИОНЕР
Яндекс.Метрика