МИЛЛИОННОМУ ГОРОДУ МИЛЛИОН НОВОСТЕЙ!
Ваш браузер IE устарел и может не корректно отображать функционал сайта.
Просьба, замените его на другой!!!

Главная НОВОСТИ ДУМАТЬ И ДЕЛАТЬ Заметки на борту самолета Москва-Нерюнгри-Москва

Заметки на борту самолета Москва-Нерюнгри-Москва

В новую рубрику «Думать и делать» мы приглашаем известных людей города, мнение которых о событиях, фактах, о морали интересны многим жителям Тольятти. О чем думают люди, которые добились многого? Чем они заняты сегодня? И делают ли они то, о чем думают?

Открывает нашу рубрику бывший вице-президент АВТОВАЗа Полина Юрьевна Гришина. Сегодня она возглавляет службу внутреннего аудита ООО «Управляющая компания „Колмар“ (Москва), а также является руководителем коворкинг-центра Meeting Point (Тольятти). Ее жизнь изменилась. Ее рабочий маршрут: Москва-Якутия-Тольятти. Новые города, новые краски, новые люди и впечатления. В этом номере Полина Юрьевна решила рассказать немного о том, как живет сегодня, и поговорить о благотворительности. Насколько близко это понятие современному российскому бизнесу? Легко ли российский предприниматель готов отказаться от части заработанных средств? На пользу ли это ему и его детям? А также об ответственности тех, кто зарабатывает существенно больше, чем другие. Вот такие непривычные для глянцевых журналов вопросы в новой рубрике.

 

После завода жизнь моя полностью изменилась. С периодичностью раз в месяц я теперь летаю из Москвы в Якутию, которая богата различными полезными ископаемыми. Прилетела в Якутию, аэропорт поселка Чульман в сентябре. Спускаюсь по трапу и вдыхаю воздух хвойного леса. Воздух чистый и свежий. Таежный лес здесь — это в основном лиственницы. Они уже пожелтели, и стало очень солнечно и красиво. Сопки заиграли, заблестели и радовали глаз, а я люблю красивые виды. Потом по сопкам около 40 минут переезд в г. Нерюнгри. Название города, кстати, переводится как рыба хариус с местного языка. В этой местности живут эвенки, буряты и якуты — в основном в улусах, а в городе в основном русские и украинцы, приехавшие после закрытия шахт в Донбассе. Город молодой, очень похож на Тольятти. Его начали строить в начале 70-х на вечной мерзлоте. Вокруг сопки и тайга на многие сотни километров.

По прогнозу — ночью -1, днем +9, должен был быть дождь со снегом, однако вот уже четвертый день ясно, но правда, холодно, как и предсказывали. Большинство людей хотят отсюда скорее уехать на «большую землю», постоянно жалуются на погоду: короткое лето и зиму с морозом до -50 градусов, на дожди, на то, что мало солнца. Однако это уже мой четвертый приезд сюда, и погода всегда приятная. Даже летом, когда шел дождь, он был теплый. Говорят, что мне просто везет.

В первый день после того как разместилась в гостинице и умылась с дороги я решила сразу ехать на шахту, чтобы не заснуть. Разница во времени 6 часов, и организм тяжело перестраивается. Все-таки работа на открытом воздухе помогает лучше справиться с разницей во времени. Я была на открытых горных работах, на разрезе, где добыча ведется огромными экскаваторами, а продукция перемещается белазами, у которых одно колесо выше меня. Но больше всего меня впечатлила шахта. Меня одели в специальный костюм, сапоги, выдали каску, фонарик и самоспасатель (это такой баллон, из которого шахтер должен в случае аварии достать кислородную маску). Воздуха хватит на 40 минут пешком или 2 часа в состоянии покоя. В шахте тьма кромешная, и без проводника можно легко заблудиться, т.к. добыча ведется по уникальной системе — камерно-столбовым методом отработки, а это не один ствол, а много секций. Борта и своды укрепляют анкерами и металлической сеткой. Анкер – это такой железный прут, который на 2 метра уходит в толщу породы и предотвращает обвал. Сделала для себя вывод, что условия работы в любом цехе завода намного лучше, чем у шахтеров. Вечером пришла в гостиницу и вырубилась от усталости – 33 часа без сна.

В этот приезд было еще несколько интересных событий. Освящать наш горно-обогатительный комбинат приехал владыка епископ Якутский и Ленский Роман со свитой. Это зрелище – высокие красавцы в черных мантиях и в церковных шапках (не помню, как называются) с развевающимися на ветру шлейфами. После освящения я узнала, что они привезли в Нерюнгри чудотворную Почаевскую икону Божьей Матери аж с Украины.

21 сентября получился тройной праздник — Рождество Богородицы, 20 лет местному храму Казанской иконы Божьей Матери, да еще и икону чудотворную выставили. Литургия была на площади перед храмом. Он уже не вмещает всех прихожан. Я мерзла и старалась переходить на места, где северное солнце проглядывает через сосны и лиственницы. Служба красива, но хор — это надо слышать! Я никогда не слышала, чтобы так красиво пели. По сравнению с нашими храмами было не так много детей на причастии, да и исповедников тоже. Причащали настоящим вином, а потом после хлеба из термоса наливали теплую воду с вареньем, которая мне, замерзшей, показалась горячим чаем! Конечно, потом отстояла ко кресту с благословением и подарком от владыки – всем прихожанам он лично раздал Евангелие от Марка с беседами протоиерея Алексея Уминского и иконкой Казанской Божьей Матери. На следующий день утром я вышла из гостиницы, а под ногами 10 сантиметров снега!

Владимир Потанин: «…я решил защитить моих детей от бремени чрезмерного богатства…»

На обратном пути я не смогла уснуть в самолете. Пять часов из шести читала. В одном из журналов нашла замечательную статью про миллиардеров-благотворителей, членов клуба The Giving Pledge, которые решили уже при жизни избавиться от половины своих состояний. Интересна их мотивация. Например, Уоррен Баффет: «Очень часто большая собственность становится хозяином своего обладателя. Самый дорогой для меня актив, не считая здоровья, — это интересные, разнообразные люди, с которыми меня связывает давняя дружба». Билл и Милинда Гейтс: «Если случилось так, что жизнь наделила вас талантом и богатством, вы должны использовать эти дары настолько мудро и хорошо, насколько это возможно». Тед Тернер: «Ставить цели настолько высокие, чтобы их невозможно было достичь за одну человеческую жизнь, и оказывать помощь там, где она нужнее всего». Владимир Потанин: «Мое решение — это способ защитить моих детей от бремени чрезмерного богатства, которое лишает их мотивации сделать в жизни что-то    новое».

В этом же журнале было перепечатано эссе крупнейшего американского промышленника Эндрю Карнеги. Он еще в прошлом веке дал наставления, как тратить богатым деньги на благотворительность. Я сделала для себя следующее резюме из его эссе:

Проблема дисгармонии во взаимоотношении богатых и бедных — ненадлежащее управление богатством

«Проблема века — ненадлежащее управление богатством, при котором узы братства не способны по-прежнему связывать гармоничными взаимоотношениями богатых и бедных. Но лучше такая огромная несправедливость, чем всеобщее убожество. Сегодня бедняк располагает тем, что раньше не мог себе позволить даже богач. То, что считалось роскошью, стало жизненной необходимостью. Цена, которую платит общество за закон конкуренции, несомненно высока, но польза от него значительно выше, поскольку именно ему мы обязаны нашим развитием. Признав это, мы должны согласиться и с необходимостью существования широкого поля деятельности для проявления способностей торговца и промышленника, которому предстоит вести значительные дела. То, что организационный и управленческий талант остается редким даром, доказывается тем, что его обладателю неизменно гарантировано огромное вознаграждение. Выбор предпринимателя один: либо развиваться, либо откатиться назад. Стоять на месте невозможно.

…Если ты не сеял, тебе и не жать

Стремящиеся ниспровергнуть существующие условия должны рассматриваться как ополчившиеся на основу, на которой зиждется цивилизация, отсчет которой начался в тот день, когда трудолюбивый работник сказал своему неумелому приятелю: «Если ты не сеял, тебе и не пожинать». Судьба цивилизации зависит от неприкосновенности собственности — права рабочего на его сотню долларов в банке и равным образом законного права миллионера на его миллионы. Наш долг — сделать то, что реально сегодня, что может быть реализовано нами при жизни нашего поколения. Преступно тратить энергию, пытаясь вырвать с корнем всеобщее дерево человечества, настаивать на ликвидации индивидуализма, частной собственности, закона накопления богатства и закона конкуренции, поскольку они представляют собой наивысшие результаты человеческого опыта, почву, с которой общество до сего времени получало наилучшие плоды.

Если все вышеизложенное верно, то как правильно распорядиться богатством после того, как оно передано в руки немногих? Речь идет о состояниях, а не о среднего размера сбережениях, накопленных, чтобы члены семей могли комфортно жить и учиться. Существует лишь три способа применения избыточного богатства. Оно может быть оставлено семьям потомков, оно может быть завещано на общественные нужды, и оно может использоваться владельцами при жизни. До настоящего времени большая часть богатства использовалась лишь первыми двумя способами.

Первый способ самый неблагоразумный. Наследники обеднели в результате своего безрассудства или обесценивания земли. Опыт показывает, что такое отягчение жизни детей не служит их благу. У некоторых миллионеров есть сыновья, которые не испорчены деньгами и будучи богатыми все равно служат обществу. Они настолько ценны, насколько немногочисленны. Однако это исключение. Огромное наследие создается не за счет передачи денег, а за счет передачи гордости за семью.

У второго способа — посмертного завещания состояния на общественные нужды — есть один большой недостаток: человек должен ждать своей смерти, прежде чем его богатство принесет какую-либо пользу миру. Немало случаев, когда цель, к которой стремился завещатель, не достигается или когда его истинные желания искажаются. Чтобы использовать богатство на пользу обществу, нужны способности, не уступающие тем, которые понадобились для его накопления. Облагая наследуемое имущество большими налогами по смерти его владельца, государство выражает свое осуждение недостойной жизни эгоистичного миллионера. Такая политика стала бы мощным средством принуждения состоятельного человека контролировать управление своим богатством при жизни.

Таким образом, существует единственный правильный способ использования огромных состояний, и именно в нем содержится истинное противоядие от неравного распределения богатства. Огромные суммы, накопленные его согражданами и израсходованные на общественные цели, от которых пользу получает весь народ, представляют большую ценность, чем если бы они распределялись между всеми людьми в малых долях на протяжении многих лет. Богатые люди должны быть благодарны за один бесценный дар. В их силах совершать прижизненные пожертвования, которые еще долго будут приносить пользу массам, увековечивая жизнь самих дающих. Долг богатого человека: прежде всего подавать пример скромной, непритязательной жизни, избегая показухи и расточительности, обеспечивать в умеренных масштабах законные нужды зависимых от него лиц, а после выполнения этих требований рассматривать получаемые им избыточные доходы как фонды, доверенные ему и строго управляемые им в расчете на достижение наиболее выгодных для общества результатов. Если какая-то семья известна в основном благодаря показухе, крупным тратам на интерьер, яства и средства передвижения, огромным суммам, которые расходуются эгоистически и чтобы порисоваться, у нас не возникает проблем при оценке натуры и культуры это семьи. Все, что бросается в глаза, противоречит канону.

Одно из самых серьезных препятствий на пути к совершенствованию человеческого рода: неразборчивая благотворительность. Основным должно быть стремление помочь тем, кто впоследствии сам может помочь себе, дать часть необходимых средств, с помощью которых желающие вырасти получат эту возможность, предоставить помощь тем, кто хочет преуспеть, дабы они могли этого добиться. Ни отдельная личность, ни все человечество не становится лучше от подаяний, поскольку подаяния чаще поощряют грех, чем добродетель. Лучшее применение средств — это создать парки и места отдыха, помогающие людям совершенствоваться духом и телом, подарить обществу произведения искусства, приносящие людям удовольствие и совершенствующие общественный вкус, открыть общественные учреждения, улучшающие общие условия жизни народа.

Законы накопления и распределения будут оставаться свободными. Но становится ясно, что не существует иного способа распределения избыточного богатства, созданного разумными и честными людьми, кроме как использовать его год за годом во имя всеобщего блага».

Вывод — зачем ждать, когда еще так много предстоит сделать, например, достроить в Тольятти первый Венчальный храм Петра и Февронии Муромских. Есть горячее желание возвести храм под купол в этом году, а купол поставить на Крещение. Если люди откликнутся, может быть, и торжественное открытие удастся сделать в сентябре, в день почитания святых Петра и Февронии.

Вот такие мысли посетили меня на борту самолета Нерюнгри-Москва. Но каждый выбирает свой путь.

«Миллионер» №5 (32), декабрь-январь 2013 г.

ООО «Управляющая компания «Колмар», Полина Юрьевна Гришина, вице-президент АВТОВАЗа, коворкинг-центр Meeting Point, Якутия, Нерюнгри, полезные ископаемые, сосны, лес, храм28.01.2014, 997 просмотров.

Добавить комментарий

Имя
E-mail
Тема
Комментарий
Показать другое число
Контрольное число*

АРХИВ ИЗДАНИЙ

АРХИВ ЖУРНАЛА МИЛЛИОНЕР
Яндекс.Метрика